Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»

* Звёздочкой отмечены поля, обязательные для заполнения

Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
«Не надо ничего бояться и никому подражать»
Archpole — дизайн-студия, или архитектурно-производственная лаборатория, как называют ее основатели Константин Лагутин и Анна Сажинова, — начала работу в 2008 году с производства мебели и предметов декора в жилой квартире. К сегодняшнему дню ребята получили статус бренда №1 в дизайнерской мебели в России (по исследованию альманаха «Коллекция» в 2017 году) и гордятся тем, что, несмотря на неравенство сил в борьбе с Ikea и другой масс-маркетовой мебелью, им удается не только удерживать позиции, но и работать на ежегодное увеличение производства и продвижение своих изделий среди «обычных» потребителей. Спустя пять лет работы Archpole с единомышленниками объединились в Клуб Промышленных Дизайнеров, чтобы делиться и перенимать опыт, создавать деловую среду и в здоровой конкуренции наращивать производственные мощности.
Мы поговорили с Константином и Анной о нюансах, с которыми приходится работать производителям демократичной мебели, об образе российского дизайна в глазах международного сообщества и узнали неожиданно приятные новости о государственной поддержке российских частных производств.
— Я читала, вы начинали с создания предметов для собственного офиса, потом работали по индивидуальным заказам, а следом пришли к намерению выпускать массовый и доступный продукт, который годится в каждый дом, чтобы его могла купить обычная семья…
Константин Лагутин
Не совсем. Мы начинали студию с намерения выпускать массовый и доступный продукт. Ключевой параметр мебельных брендов, в том числе зарубежных, основан на такой схеме работы: производитель-поставщик-дизайнер интерьера. У нас же всё чуть-чуть по-другому, мы очень активно присутствуем в социальных сетях, и наш конечный потребитель, в основном, — это именно обычная семья, человек, который вдохновился и купил для себя стул, стол и т. д.
Анна Сажинова
Нужно учитывать такой момент: цена изделия зависит от размера произведенной партии. Чем больше произведено изделий, тем доступнее эти изделия для покупателя. На сегодняшний день мы производим тысячу — полторы тысячи предметов в месяц. Если смотреть на массовый сегмент, то пока это совсем немного. Я думаю, что наше дальнейшее продвижение и подход «доступный дизайн — в каждый дом» будут продолжать постепенно складываться.
Из года в год мы увеличиваем объем производства того или иного изделия, и это приводит нас к постепенному снижению цены на него. Так, например, наш товар шесть лет назад был дороже, чем сегодня. О чем это говорит? О том, что мы ведем непрерывную внутреннюю технологическую борьбу со своим производством, со своими знаниями. Это дает нам возможность добиваться производства качественного продукта. А если начинать работу сразу с массовым сегментом, то на это нужны огромные инвестиции.
Тот факт, что мы сейчас напрямую работаем с конечным потребителем, доказывает, что мы потихоньку заходим в общество и даtм ему нужный продукт, о котором он раньше, может быть, и не слышал. Мы считаем, что проделали уже вполне успешный путь.
— Я правильно понимаю, что со стороны государства нет интереса к частным промышленным инициативам, которые есть в стране, а соответственно, и поддержки?
На самом деле все наоборот. Все считали: зачем в России производить мебель, если есть европейская? А мы затронули тему, никому в голову не приходившую. Которая расходилась с ориентиром государства, которая была среди творческого союза не так актуальна по сравнению с другими видами деятельности. Она витала в воздухе, конечно, а мы понемногу начали эту тему развивать, стати выходить на некоторый уровень. И вот тут начал постепенно появляться государственный интерес.
Вот пример: библиотеки Москвы. В прошлом году совместно с Восточным административным округом мы выставили проект «Идеальной библиотеки». И к нему был огромный интерес со стороны государства, со стороны Министерства культуры. Они увидели, что мы сделали шаг, что мы способны делать. И сейчас мы делаем с ними огромный проект, связанный с библиотеками дизайна. Нам выделяют площадку, нас готовы поддерживать финансово.
В общем, сначала надо делом доказать, что ты что-то можешь, и потом государство видит, что ты делаешь, и начинает взаимодействовать с тобой. На нашей практике так и происходит. Изначально мы, конечно, не рассчитывали на поддержку, просто взялись делать проект, потому что нам было интересно.
То же самое — с Клубом Промышленных Дизайнеров. Когда нас начали приглашать на профессиональные мероприятия и выставки, на каждой выставке к нам сейчас подходит человек, так сказать, от государства, интересуется нашими делами, предлагает разного рода поддержку, продвижение на международных мероприятиях…
Наша политика такова: мы продолжаем работать, мы готовы создавать. Я думаю, что государственные проекты, которые сейчас есть, которые намечаются, — они выведут нас на новый уровень и на ту поддержку, которая будет нужна уже для создания более глобальных работ.
— Интересно. Я думала, что всё совсем иначе. Здорово! А вы сейчас говорите про поддержку студии Archpole или всего Клуба Промышленных Дизайнеров?
Тут такой момент: мы являемся сооснователями Клуба, и мы являемся его двигающим звеном, так что выступаем неразрывно, как единое целое.
Нам дают сейчас заниматься какой-то социальной историей, социальной политикой, и она необходима в отношении того, что делает Archpole. Да, можно, конечно, пойти вложить деньги в рекламу. Но можно сделать иначе: вложить время, усилия в творческий союз и от этого получить больший эффект для нашей компании. С творческой точки зрения продвижение не деньгами, а определенными знаниями и концепциями — более приятный формат действий. Такой подход нам всегда больше нравился.

Недавно я был в посольстве Колумбии, они там организовали совместный конкурс для школьников. Там присутствовало жюри, были какие-то награды. Меня попросили поучаствовать и посмотреть эти работы. Мы прекрасно пообщались с представительницей Министерства культуры, и в этом общении я увидел, настолько велик интерес. Ей было бы интересно, чтобы дети, которые у нее учатся, могли, например, прийти к нам. Я увидел желание нам помочь, а из этого, по сути, и складываются какие-то отношения.
— А у вас были идеи открыть собственный образовательный проект?
Мы всё больше и больше приходим к выводу, что тема, которую мы взяли, а именно производство дизайна и его применение, настолько широкая, что, даже работая каждый день, нам удается охватить ее с большим усилием. Нам это безумно интересно. А образование… есть специальные образовательные структуры, которые также увлечены тем, что они делают. Например, есть открытые мастерские, где учат работать с оборудованием. Чем больше будет людей, вдохновленных и увлеченных своим делом на сто процентов, создающих проекты в тех направлениях, которые им нравятся, тем шире будет охват аудитории. Поэтому в этом смысле мы за коллаборацию. Современный мир, на наш взгляд, может двигаться только за счет коллабораций.
У нас уже сложился значительный опыт, которым мы бы могли поделиться. На сегодняшний день мы можем позволить себе делать это в формате встречи, в формате рассказа. Еще мы ведем блог, в котором открыто рассказываем о своем деле.
Был как-то даже вопрос: а почему вы не занимаетесь графическим дизайном? Невозможно заниматься всем и сразу, я выбрал для себя направление, мне важно сделать это хорошо и качественно. Когда будет свободное время, мы начнем развиваться дальше.
У нас есть формат встреч, и мы делаем сейчас экскурсию на производство. Недавно к нам приходила группа студентов, мы им рассказывали про Archpole, как начинали наш путь тогда. Мы провели с ними примерно два часа, и они вывели нас на какую-то положительную эмоцию. Это тот вклад, который мы можем сделать с душой. И так мы в целом выстраиваем подход к людям. Образование — это неотъемлемая часть творческой личности, которая должна быть широка в плане знаний. Наш вклад был в формате этих двух с половиной часов.
— Как вы распределяете роли на вашем производстве? Вы говорили, что, когда начинали, занимались производством собственноручно. А чем вы сейчас занимаетесь: что передали в руки наемных работников, что оставили за собой?
Как мы распределяем роли? У нас есть операционный директор, который отвечает за различные операции в компании, производство наше состоит из нескольких цехов: металлический, столярный, упаковочный цех. У каждого этого цеха есть руководитель, который подчиняется начальнику производства, и у него уже есть мастера. Вот такая иерархия, которая дает возможность каждому распределить ответственность и добиваться результата.
Пять лет мы стояли непосредственно за станками; это невероятный опыт. Я искренне рад, что это было. А сейчас я бываю на производстве раз в две недели, хотя оно находится в 500 метрах от нашего шоу-рума, — такая теперь загрузка. Сейчас я оставил за собой социальные сети, которые доносят до потребителя наши продукты, наш бренд. Этого никто не может сделать за меня. И еще мы регулярно принимаем участие в различных коммуникациях, в создании каких-то глобальных концепций, постоянно присутствуем на выставках. Наша компания — это творчество в первую очередь. Но и за нами — контроль всех процессов всех направлений.
Наша задача, как основателей студии, — создавать в целом вектор, контролировать все процессы, чтобы они не уводили нас от сути компании.
— Поняла. А расскажите про зарубежных заказчиков. Работаете ли вы в этом направлении?
Зарубежный мир идет на российский рынок, потому что российский рынок пустой, в нем огромное количество раскрывающихся ниш. Мы сейчас четко для себя понимаем, что нет смысла нам идти туда, откуда все приходят к нам, и у нас есть огромные преимущества. Так что история про зарубежных заказчиков для нас очень спорна.
Нам бы хотелось, чтобы российский дизайн вышел за границу и получил там свое призвание. Но есть один момент: дизайн находит свою ценность тогда, когда он становится доступным. Если ты выходишь на европейский рынок, то ты выходишь туда полностью сформированным, и для этого нужны деньги, нужны инвестиции. Сейчас российский рынок дает нам развиваться по-крупному, и мы понимаем, что, эволюционируя здесь, мы движемся к тем масштабам, которые позволят нам выйти в дальнейшем и на европейский рынок.
— В глазах западного сообщества есть ли сложившийся образ российского дизайна? И какое у него «лицо»?
Есть хороший пример. Лет восемь назад мы участвовали в большой выставке дизайна в Европе. К нам подошла пожилая пара. Они посмотрели на наши предметы и сказали: «О боже! Как это классно! Это то, что мы делали шестьдесят лет назад». А дальше они дополняют, что это круто и это то, к чему они сейчас идут. Они нам сказали, что-то, что мы делаем сейчас, — уникально, интересно и самобытно. Это то, к чему они хотели бы тянуться. Тогда я в голове у себя прокрутил мысль, что круто, у нас, у российского дизайна, будут перспективы, когда мы поймем, что у нас есть собственная ценность. Обогнать время, но не за счет сверхусилий, попытки добиться того, что они уже сделали, а за счет того, чтобы идти своим путем. Уникальность российского дизайна — в его краткости. Не надо ничего бояться и никому подражать. Именно это даст возможность раскрыться нам, создать тот дизайн, который будет реально интересен. Если мы станем копировать или показывать себя в тенденциях современной Европы, то это уже не будет уникально, а будет просто смешно.
— Как у вас происходит взаимодействие с другими студиями Клуба? Как ведется творческое и деловое партнерство?
Я прекрасно понимаю, что, когда бренд поднимается до каких-то нереальных объемов, то он становится скучным. Но развитие одной компании, не важно, в каких масштабах, не принесет той ценности, которую мы должны все вместе, как дизайн-сообщество, приносить. Клуб — это союз, который нацелен на то, чтобы развивать в целом — и у потребителей, и у создателей — ценность того, что дизайн может быть прибыльным бизнесом, который к тому же дает творческую реализацию.
Клуб Промышленных Дизайнеров — это профессиональное сообщество. Мы нацелены на то, чтобы, объединившись, продать, к примеру, не восемь столов, а сто. От этого выиграют абсолютно все. За счет этого общества мы можем, так сказать, преподнести позицию дизайна, показать творчество. Наша задача была — собрать сообщество, чтобы создать конкуренцию.
На мой взгляд, это бесценная наша находка, в которую мы поверили три года назад. Это заставляет меня постоянно думать, находить подход, конкурировать, у меня появляются ориентиры, и мне это, безусловно, нравится. Я очень горжусь, что в результате непрерывной работе Archpole заняло позицию бренда номер 1 в России. Но мы все равно постоянно в движении, и нельзя останавливаться ни на минуту, иначе придут другие амбициозные ребята, которые хотят развиваться. И это круто, когда тебя заставляют двигаться, это мотивирует.
Да, и к нам в Клуб приходят молодые дизайнеры, чтобы понять, что это такое, что это за бизнес, как создавать продукт, как его продавать и т. д.
— То есть вы занимаетесь такой информационно-деловой подготовкой.
Мы создали среду, в которой человек, если он активный, получает необходимые для него знания. Но это не образовательная среда, это профессиональный, деловой подход. Это постоянные выставки, штук десять в год, совместные встречи. Если человек или молодая студия их не посещает, то она ничего не получает. И наоборот, если она приходит и ведет активную клубную деятельность, она черпает от нас знания, вдохновение и находит для себя нужные ответы.
Беседовала Татьяна Павлова
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку!