Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»

* Звёздочкой отмечены поля, обязательные для заполнения

Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
«Человеком можно управлять на небольших дистанциях»
НАТАЛЬЯ ХАЙМОВСКАЯ
Наталья Хаймовская, доцент кафедры «Теоретические основы социальной психологии» МГППУ, — о лидерах и шестерках, управлении толпой и психологии женщин
О психодраме и катарсисе
Основатель социальной психологии Якоб Морено был большой театрал. Однажды на спектакле он испытал настоящий катарсис. Из театра Морено вышел в прекрасном настроении, будто немного пьяный, и с четким ощущением, что нашел ответы на те вопросы, которые прежде ставили его в тупик. И дело тут не в актерской игре, а в общей атмосфере, которая захватила его эмоционально и интеллектуально. Морено предположил, что нахождение в группе может оказывать сильное влияние на отдельного человека — и на его поведение, и на внутренний мир.

Он попробовал перенести это воздействие в психологию. Так в 1930-х годах возник метод под названием «психодрама». Как он работает? Один из участников группы рассказывает другим участникам свою историю; каждый из них воспринимает ее по-своему. Например, я рассказываю, как с кем-то поссорилась и мне было обидно. А другой участник говорит: «А мне кажется, ты очень зло это рассказываешь, я чувствую твою агрессию. Тот, про кого ты говоришь, по-моему, просто испугался». Участники группы «зеркалят» мои эмоции, пробуют вчувствоваться в мои слова и сыграть их. Это помогает мне лучше понять себя. Тот же Якоб Морено придумал и социометрию — социальную методику, помогающую изучать взаимодействие людей внутри групп.
Лидер, аутсайдер, шестерка, среднестатусный участник группы. Не бывает в группе человека без роли
О лидерах, шестерках и других групповых ролях
Учитель читает курс. Один из учеников начинает претендовать на роль лидера группы: пытается задеть преподавателя, вступает с ним в конфликт, показывает, что он знает больше, что он круче. Учитель или терпит, или показывает, что главный тут он, но ему тяжело. Через какое-то время этот ученик или уходит, или же отсутствует из-за болезни. Преподаватель вздыхает с облегчением и думает: «Ну слава богу, хоть сегодня спокойно проведу лекцию». И в тот же момент другой ученик, который до этого сидел тихо-спокойно, не выпендривался, вдруг начинает выступать. Почему это происходит? Вот такие явления как раз изучает социальная психология.

Дело в том, что в группе все люди находятся в определенных ролях: лидер, аутсайдер, шестерка, среднестатусный участник группы. Не бывает в группе человека без роли. Роль сама требует, чтобы кто-то взял ее на себя. Группы бывают здоровые и нездоровые, закрытые и открытые. В открытых группах человек в зависимости от ситуации может играть разные роли. Например, муж с женой варят борщ. Жена играет роль лидера, а муж выступает в роли делового помощника. Потом они идут гулять в лес, и, если система открытая, муж может взять на себя роль лидера. Если же система закрытая, вы забираете себе лидерскую роль и ни в коем случае ее не отдаете. В открытой группе, если жена мужа обидела, он ей скажет: «Слушай, мне обидно, ты зачем на меня наехала?» Если группа закрытая, то такого прямого взаимодействия нет, а есть кривое. Обиженный муж пойдет и нажалуется ребенку или теще, а жене ничего не скажет. Социальные психологи занимаются подобными закономерностями и иногда в такой ситуации могут помочь. Но если человек постоянно стремится быть лидером и при этом в нем, например, сильно развита конфликтность, социальная психология ничего сделать не может. Тут нужна глубинная психология личности.
Ему выгодно болеть — он выравнивает систему и спасает семью
О социологии масс и управлении толпой
Социальная психология начиналась в конце XIX века как психология масс. Французский ученый Гюстав Лебон написал книгу под таким названием, в ней он описывает поведение человека в толпе. Есть такая черта личности — эмпатия. Если вам свойственна эмпатия и вы берете плачущего ребенка на руки, то через какое-то время у вас внутри тоже все начинает ходуном ходить: происходит «эмоциональное заражение». Психология толпы изучает эмоциональное заражение, при котором люди начинают действовать как один механизм и индивидуальные особенности человека подавляются особенностями группы.

Этим механизмом можно управлять. Все мы знаем, как провокаторы заводят толпу, когда все идут в одну сторону и делают одно и то же. А потом отдельно спросишь какого-нибудь участника, зачем стекла бил, а он и не знает: «Все пошли, и я пошел». Чем больше у человека эмоций, чем сильнее эмпатия, тем легче он сливается с другими людьми. Но силу толпы любят преувеличивать. На самом деле человеком можно управлять на небольших дистанциях. Потому что, слава богу, человек — существо свободное, во многом глубокое. И в любой момент он может прийти в себя, вернуться к собственным ценностям и к собственному характеру.
О небоскребах и женщинах
Социальная психология широко используется в организациях. Психологи смотрят и настраивают основные процессы управления: целеполагание, делегирование, контроль; следят, чтобы все это было эффективно и комфортно для сотрудников, руководителей и самой организации. Но у социальной психологии могут быть и другие неожиданные применения.

Например, когда в Америке были построены небоскребы и там расположилось множество офисов, возникла неожиданная проблема. Сотрудники заканчивали работу в одно и то же время и все одновременно подходили к лифтам. В результате на площадках перед лифтами собирались толпы. Нужно было что-то придумать, чтобы разгрузить трафик, — не полицейского же ставить. Тогда обратились к социальным психологам, и те повесили зеркала в холлах с лифтами. Женщины подходили к зеркалам, мужчины шли мимо, потоки развели, и толпы рассосались. Про конкретных людей эти психологи ничего не знали — про их сложности в личной жизни, про то, кто спешит в магазин или к ребенку. Но они знали общие групповые закономерности, и этого оказалось достаточно, чтобы решить проблему.
Профессиональную ориентацию ребенка можно начинать в 5−6-м классе
О том, как социальные психологи помогают выбрать профессию
Есть такой хороший педагог-психолог, который занимается профессиональным самоопределением, Светлана Николаевна Чистякова. Она считает, что профессиональную ориентацию ребенка можно начинать в 5−6-м классе. Первый этап мотивационный — ребенок должен осознать, что профессий много, что люди разные. На этом этапе проходят консультации либо групповые занятия, где ребенка знакомят с профессиями. Он понимает, что, во-первых, их не десять и не сто, а тысячи, а во-вторых, что мы все разные и то, что у одного получается легко, у другого не получается вовсе. Не потому, что кто-то плохой, — просто у всех свои особенности. Если ребенок осознал и глубоко прочувствовал эти идеи, он начинает сам активно выбирать будущую профессию и становится субъектом выбора, а не его объектом.

Следующие этапы — индивидуальное психологическое консультирование, когда подросток (или взрослый, который хочет поменять профессиональную деятельность) вместе с психологом исследует свои интересы, свои особенности и способности. Успешный профессиональный выбор лежит как раз на стыке этих трех зон. Обычно на это отводится две консультации: первая — общая диагностическая, вторая конкретизирует выбор.
Высшее образование формирует не столько профессиональные навыки, сколько ментальность
Если взрослый человек хочет радикально сменить профессию, он должен быть готов к некоторой психологической сложности. Высшее образование формирует не столько профессиональные навыки, сколько ментальность — взгляд человека на мир. Человек с базовым психологическим образованием смотрит на мир иначе, чем, например, медик или филолог. Ментальность поменять трудно, это глубокая вещь. Поэтому кардинально сменить профессию сложно: человек может освоить новую профессию технически, но видеть мир он будет с прежним профессиональным искажением. Поэтому психологи советуют осваивать новые профессиональные деятельности на стыке с прежней, добавляя их в свою. Так, юрист может получить второе экономическое образование и работать экономистом с уклоном в юриспруденцию.
Если у вас болит зуб, надо идти к стоматологу, а не учиться на стоматолога
О том, почему психология и притягивает, и пугает людей
Человеку всегда было важно что-то про себя понять и что-то в себе изменить. С другой стороны, многие испытывают бешеный страх, что кто-то может оказать на них влияние (хотя это кажущаяся вещь: психолог не тот человек, кто оказывает влияние). Кроме того, есть страх, что, приблизившись к психологу, вы что-то такое про себя узнаете, с чем не сможете жить, что вас разрушит. Это двойственное чувство создает напряженность вокруг специальности психолога и психотерапевта.

Сегодня психологическое образование стало модным. При этом в головах у многих дикая путаница в терминах, направлениях, техниках.

В психологию как в профессию часто ведет желание разобраться в себе. Многие идут учиться, потому что сами испытывают серьезные личные проблемы. И тут важно проговорить: это не лучшая мотивация. Если у вас болит зуб, надо идти к стоматологу, а не учиться на стоматолога. В психологию лучше идти, если вы хорошо себя чувствуете, — просто вам интересны люди.

Подготовила Ася Чачко
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности