Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»

* Звёздочкой отмечены поля, обязательные для заполнения

Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
Хороший интерьер — это когда в нем раскрывается личность
ЕЛЕНА АНДЕРСОН
Поговорили с дизайнером интерьеров Еленой Андерсон о трудностях и хитростях оптимального выбора материалов для дизайн-проектов и о том, какой путь проходят интерьерные решения от эскизов до реализации.
— Елена, здравствуйте! Хочу расспросить вас про ваши проекты, про то, что за ними стояло, как велась работа, из чего она строилась и что вы отметили, когда она была закончена?
— Добрый день! Я упорно занимаюсь интерьерным дизайном уже 12 лет. За это время у меня были и частные, и офисные, и общественные пространства, но начать рассказ мне бы хотелось с нескольких примеров работы с ресторанным бизнесом. Это мои любимые проекты, к тому же большинство из них делались еще в докризисные времена — поэтому на их примере можно показать ту широту возможностей, которая открывается, когда перед тобой нет сдерживающих финансовых ограничений. Много внимания в моем рассказе будет уделено проработке интерьерных акцентов и выбору материалов — считаю, что это может быть полезным начинающим декораторам и архитекторам. Потом я расскажу про два проекта для частных заказчиков: один — колоссальный и очень дорогой, другой — бюджетный, но интересный с точки зрения самовоспитания декоратора.
Гостиницы и рестораны: работа с пространством и аутентичные решения
В 2010 году здание, расположенное в самом центре Москвы и в какой-то момент пострадавшее от обрушения перекрытий, было выкуплено рестораторами
Первый проект, про который хотелось бы рассказать, — гостиничный. В 2010 году здание, расположенное в самом центре Москвы и в какой-то момент пострадавшее от обрушения перекрытий, было выкуплено рестораторами.

На первом этаже было решено разместить ресторан «Буфет», выше — номера для вечеринок, рассчитанные человек на 40, а под самой крышей — небольшие мансардные номера.

В интерьере нам открылась столетней давности кирпичная кладка, поэтому было важно использовать это, сохранить историчность. При этом задачей было создать пространство, которое снимает современная молодежь, чтобы устроить кутеж или провести свидание на высоком уровне. Холл «Буфета» олицетворяет собой саму эту шумную вечеринку: там огромная, в 6 метров стеклянная люстра, которую долго и бережно везли из Китая. Мебель там тоже китайская, это не каталожные позиции, а заказные предметы. В Китае невозможно ничего брать удаленно, мы все знаем на примере AliExpress: если что-то мы заказываем оттуда, то никогда не знаем, что привезут, поэтому обязательно сначала надо ехать, смотреть производство, трогать мебель руками. Но секрет тут в том, что очень много мебели, которую продают как итальянскую, зачастую тоже делают в Китае, по тем же технологиям. Китайцы производят тысячи экземпляров, поэтому продают ее дешевле. Мы решили этим воспользоваться и привезли мебель от надёжных источников из Китая.
— Это итальянский дизайн? Кажется, еще чехи делают такое?
— Это копии итальянцев, чехов, немцев. По стенам развешаны золотые головы антилоп с кручёными рогами. Мы шутили, что это про наставление рогов супругам, такой элемент порочности. Номера большие, представляют собой комнаты, разделённые ширмами, за ширмой большая кровать, на которой можно отдохнуть и поваляться всем вместе. Можно представить себе вечеринку, где есть диджейский пульт, гости располагаются на больших роскошных диванах, а настроение создает эта уникальная старинная кладка, она вносит лофт в интерьер. А вот перекрытия сделаны новые.


Очень многие делают диванные группы около окон, чтобы это было комфортно и красиво, и им приходится заплатить за это уменьшением количества посадочных мест
— Это металл или профлист?
Профнастил, который залили бетоном. Кое-где конструкцию оставили открытой, видимой. 7 лет назад было очень модно смешивать лофт и китч: барочная мебель, бархатные обивки. Мы стремились к чистым формам, чтобы не уклоняться в безвкусицу, остаться на золотой середине, сохранить эклектичность. В общем, искусственно созданная роскошь, органично вписавшаяся в историческое здание.

Следующими хотелось бы рассказать про флагманский ресторан сети Якитория на 1-й Тверской-Ямской и, как некий противовес ему, соседний ресторан Фудзико.

Поскольку это Тверская-Ямская, главная улица Москвы, ресторан Якитория должен был светиться из больших фасадных окон и впечатлять ещё снаружи. Центральная композиция — панно из самурайских мечей, проходящее через оба этажа от пола и до самого потолка, размещено на подсвеченной бетонной колонне и это видно отовсюду с Тверской.

Для того, чтобы эти роскошные окна работали не только снаружи, но и изнутри, мы сместили диванные группы к центру, а к окнам поставили компактную мебель, небольшие посадочные группы из столов и стульев, чтобы увеличить число посетителей, которые смогут любоваться открывшимся видом на Тверскую. Очень многие архитекторы из лучших побуждений делают диванные группы около окон, чтобы это было и комфортно и красиво, но зачастую из-за этого уменьшается количество посадочных мест, либо тем кто в центре зала, становится не очень комфортно, хочется камерности, а не сидеть на проходе каких-нибудь табуретках. Поэтому в данном случае основной задачей было разместить посетителей у окон, но и в центре зала создать комфортную обстановку.

Вообще, в Якитории много интересных решений: перила из обыкновенных стволов деревьев, найдённых в лесу. В них вставлена арматура, соединено это всё обычными металлическими трубами, спаянными между собой. Ветки и тема бионики, поддержана во всем ресторане: где-то отшлифованные стволы стоят вдоль портала барной стойки, где-то посаждения бансая, деревянные покрытия. При этом есть эклектичность: там и лайтбоксы, и бионика, и лофт с вкраплениями бетона, и кирпич открытый, местами росписанный самурайскими мотивами, и при этом есть уютные бархатные диванчики, уголки где можно обрести спокойствие, важную составляющую японской кухни.
Мы старались уйти от конкретики, не показывать никаких иероглифов, чтобы не было такой глупости, что иероглиф — значит, это японский ресторан
— Там довольно хитрый потолок. Расскажите про него.
— Задумка была немного его провалить, он изначально был слишком высок относительно человека. То есть человек, заходя туда, не чувствовал себя пропорционально. В итоге он вышел достаточно воздушным, но при этом приземлился. Произошло это за счет деревянных балок и обрешетки, которые создают визуальный кокон.

Теперь плавно перейду к ресторану Фудзико. Это соседняя дверь справа от Якитории, но это уже более высокий уровень кухни. Там, соответственно, более индивидуальный дизайн. В отличии от Якитории это единственный в своём роде ресторан не сетевой, но тоже с азиатским уклоном.

В ресторане очень интересные потолочные светильники, уникальные. Мы нашли людей, которые из полимеров отливают оникс, внешне он не отличается от камня: такие же структуры, так же светится. От ресторана, существовавшего на этом месте, перешли в наследство бра из настоящего оникса, очень дорогие, обтёсанные, и мы сделали вот такой ход конём, поддержав их потолочными светильниками из полимеров. Это было выгодным, но эффектным решением.


Фудзико выдержан в азиатском стиле, но здесь мы старались уйти от конкретики, чтобы не получилось так, как будто если в ресторане есть иероглиф — значит, это японский ресторан. Поэтому здесь более европеизированный, колониальный в чём-то стиль. При этом решения, которые реально используются в Азии мы решили всё же применять: например стены закрыты во многих местах деревянными натянутыми бусами, приглушенный свет, спокойные тона стеновых панелей, ещё мы оставили икебаны, потому что это аутентично.


Оба этих ресторана я делала совместно с прекрасным ресторатором и архитектором Андреем Цыганковым, который работает с «Гинзой». Он был куратором этих проектов. А само исполнение сделано от начала до конца мной, с авторским надзором, с подбором цветов, мебели, деталей каких-то.


Юмор в интерьере
— У вас есть и ироничные решения, расскажите о них.
— Однажды в одном ресторане расположенном на Мясницкой улице в туалетных кабинках мы сделали множество фейковых видеокамер, обращённых на человека. Весь потолок ими завесили. Это довольно страшно для людей, которые вдруг подумали будто они настоящие, но для людей с чувством юмора это забавно. Ещё был один караоке-клуб «Истерика», там санузел был продублирован сверху, как будто бы это зеркало, то есть внизу стоял унитаз, а наверху к потолку был прикручен такой же. И настолько всё было точно сведено, с туалетной бумагой, с кнопкой от унитаза, что ты заходишь и пугаешься от того, что не видишь своего отражения в мнимом зеркале.
Частный сектор: больше возможностей и больше деталей
Россия долго была важнейшим рынком для элитных устройств и предметов из Италии, из Японии
Мне посчастливилось работать с организацией, строящей деревянные дома для состоятельных людей, и это была уникальная возможность поработать с очень интересными, дорогими материалами. Редкие породы камня с золотыми прожилками. Невероятная дизайнерская и при этом автоматизированная, полностью сенсорная сантехника Milldue. Интересно, что как раз Россия долго была важнейшим рынком для элитных устройств и предметов из Италии, из Японии. Когда я делала этот проект, с одной стороны, всё стоило очень дорого, с другой — уже чувствовалось дыхание кризиса, и я прямо тогда начала искать способы отделок, которые смотрятся круто, производят эффект какого-то современного интерьера и при этом стоят относительно недорого. Зачастую в подобных проектах располагались ковры от Kover Buro и полы из ясеневой доски щириной в двадцать сантиметров, чёрный никель. В спальнях для изголовья кровати — камень или выполненный на заказ гобелен. Санузлы очень интересные: стены из амбарной доски, чёрный смеситель, душ. Скрытые кабинки, скрытые поддоны, скрытые инсталляции. Тумбы из тика.
Бюджетные решения: квартира за полтора миллиона
Буквально сразу после этого роскошного дома, где я познакомилась с лучшими материалами, которые только существуют на этой планете, я переключилась на квартиру. Там весь бюджет был — полтора миллиона рублей за стройку, включая мебель, отделочные материалы, напольные покрытия.
Узкие задачи с минимальными сроками — это самый крутой развивающий опыт для оформителя
— И работы?
— Строительные работы считались отдельно. Но за полтора миллиона надо было сделать современный гипермодный интерьер на 57 метров, при этом не индивидуализированный под конкретного человека, потому что это квартира под сдачу. Работая над ней, я поняла, что такие узкие задачи, с минимальными сроками — это самый крутой, развивающий опыт для оформителя.

В квартире была блочная стена очень красивой фактуры, её мы просто залакировали. Плинтус из МДФ. Всё остальное покрыли просто штукатуркой и покрасили. Кое-где наращивали штукатурку, чтобы придать пластичности стенам, чтобы сама стена являла собой какую-то часть дизайна. Один из ключевых элементов — винтажная дверь, которая была перенесена из старой советской квартиры на которой также шла стройка. Мебель в основном заказная, но простая: сделана из фанеры, покрыта обыкновенной краской, Ещё сэкономили на напольном покрытии, это плиточный клей, который покрыли лаком, такая технология называется железнение. Таким же образом сделана столешница для раковины. Островок кухонный, за ним абсолютно белая, самая простая Икеевская кухня с лаковыми белыми фасадами. Стены простые, они покрыты ротбандом по методу глянцевания. Это прекрасный аналог фактурных штукатурок, которые стоят по 1500 рублей за метр квадратный. Простотой отделочных материалов хотелось сделать акцент на прекрасный вид центральной Москвы, который просматривался почти из всех помещений квартиры из большого окна в пол. На таких интерьерах учишься технологиям, фантазируешь, начинаешь находить оригинальные решения и материалы. Зачастую какими-то простыми вещами формируешь весь интерьер: тут это был вид из окна, а где-то одна удачно подобранная картина может повлиять на все пространство вокруг себя, стать центральным акцентом, с этим стоит научиться работать. Сейчас всё движется к скандинавскому минимализму, на мой взгляд прекрасная тенденция. Но научиться делать по-настоящему сложные интерьеры можно как раз на маленьких и очень ограниченных задачах. Но научиться делать по-настоящему сложные интерьеры можно как раз на маленьких и очень ограниченных задачах. Дэвид Линч говорит, что идеальный интерьер — это не там где много деталей, это то место, где стоит табуретка, вокруг белые стены, а когда туда заходит человек становится видна его личность. И это главное — чтобы личность раскрывалась в интерьере.
Вид из окна, а где-то одна удачно подобранная картина может повлиять на все пространство вокруг себя, стать центральным акцентом
Главный акцент тут не на вещи, а на прекрасный вид на всю Москву. Стены простые, они покрыты бетоном по методу глянцевания, когда строитель начинает затирать влажный «Ротбанд», влажную-влажную перегородку, и затирает до такой степени, что она начинает шлифоваться. Это аналог фактурных штукатурок, которые стоят по 1500 рублей за метр квадратный. На таких интерьерах учишься технологиям, фантазируешь, начинаешь находить оригинальные решения и материалы. Зачастую какими-то простыми вещами формируешь весь интерьер: тут это был вид из окна, а где-то одна удачно подобранная картина может повлиять на все пространство вокруг себя, стать центральным акцентом, с этим стоит научиться работать.
Дэвид Линч говорит, что идеальный интерьер — это не где много деталей, это где стоит табуретка, белые стены, туда заходит человек, и видно его личность
Сейчас всё движется к скандинавскому минимализму, с ним проще. Но научиться делать по-настоящему сложные интерьеры можно как раз на маленьких и очень ограниченных задачах. Дэвид Линч говорит, что идеальный интерьер — это не где много деталей, это где стоит табуретка, белые стены, туда заходит человек, и видно его личность. Это главное — чтобы личность раскрывалась в интерьере.

Подготовил Олег Уппит
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку!