ЗАЯВКА НА ОБУЧЕНИЕ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой.
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время.

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».

* Звёздочкой отмечены поля, обязательные для заполнения.

Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
ФИЛИПП СТАРК: «МЫ – ВНЕ ВРЕМЕНИ»
Я могу назвать себя отшельником своего времени.
Филипп Старк однажды сказал, что может спроектировать стул за две минуты, а отель – за полтора дня. Этот французский дизайнер, предпочитающий работать в одиночку, иногда "голым в своей спальне", создал тысячи различных предметов, интерьеров и зданий для многих клиентов - от Microsoft до Baccarat.
—  Как Вам удается так быстро и продуктивно работать? В чем Ваш секрет?
— Я могу назвать себя отшельником своего времени. У нас с женой несколько маленьких домиков в самых отдаленных уголках мира, где мы находимся в полном уединении. Мы никуда не ходим, чтобы, допустим, пообедать или выпить коктейль. Мы не ходим в кино. Мы не смотрим телевизор. Я не трачу свою энергию на других людей. Я лишь работаю и читаю. Есть только я и белый лист передо мной. Конечно же , большую часть времени в году я должен путешествовать, беседовать с журналистами, вести переговоры с инженерами и так далее, и это самое ужасное. Но с 15 июня по 15 сентября я живу в полной изоляции в одном из своих домов и работаю с 8 утра до 8 вечера, либо в выработанном мною ритме: 3 часа работы - 45 минут сна, 3 часа работы - 45 минут сна, и так целые сутки, без еды. Это немного ненормально. Но я как доктор Фауст – заключил контракт с дьяволом и продал свою жизнь за творчество.
Мой принцип – не делегировать. Я проектирую все с большой точностью, поэтому, когда я передаю проект своим людям, у них не возникает никаких вопросов
— Создается впечатление, что Вам не нравится работать с другими.
— Я никогда не работаю с другими, и не потому что не люблю людей, а потому, что я не могу работать с другими людьми. Меня можно назвать одним из самых реактивных "биокомпьютеров" на рынке, но мне необходимо работать в одиночестве.
—  Вы когда-нибудь разговариваете с клиентами или конечными потребителями?
—  Нет. Я не читаю журналы для архитекторов или дизайнеров. Я никогда не хожу ни по магазинам, в которых продаются мои вещи, ни по выставкам. Я не разговариваю с другими дизайнерами или архитекторами. Я одиночка – убежденный, неутомимый, истовый трудоголик — я делаю, что могу, как могу и когда могу.
—  Но, чтобы столько успевать, Вам наверняка приходится делегировать какие-то задачи другим людям.
—  Мой принцип – не делегировать. Я проектирую все с большой точностью, поэтому, когда я передаю проект своим людям, у них не возникает никаких вопросов. Они получают его в абсолютно законченном виде; им остается только облечь его в форму: перевести его в цифровой формат (потому что я работаю только с бумагой) и создать прообраз. Потом я вижу образец, все проверяю. Я своего рода фанат контроля. У меня в голове очень, очень четкая картинка: форма, вес, текстура, стоимость. Я меняю что-то только в том случае, если инженер мне объяснит, что возникла проблема технического характера. Конечно, если подобная проблема возникает, я вношу изменения. Я возвращаюсь домой и , опять же , в одиночестве, голышом в спальне, дорабатываю проект. Никаких проблем в этом не вижу. Но я считаю неприемлемым, чтобы кто-нибудь сказал мне: "Ох, Вы сделали его в розовом цвете, но моя жена больше любит зеленый". Тогда я отвечаю: "Извините, но я не Ваша жена. Вы платите мне за мое изобретение. Если я полагаю, что оно должно быть в розовом цвете, я делаю его розовым, и вот почему". И я объясняю разницу между розовым и зеленым, между всеми видами розового и всеми видами зеленого, потому что я хорошо знаю свою работу.
—  Как Вы набираете людей в свою команду?
—  У меня очень небольшая команда, можно сказать, нанокоманда, потому что я придерживаюсь легкости во всем. Творчество – это легкость. С некоторыми людьми я работаю уже 30 лет, выбрав их когда-то, опираясь лишь на интуицию. Мне нравятся определенные их качества. У них могло не быть опыта в дизайнерской сфере, но они умны, честны и обладают хорошим вкусом. Недавно я взял к себе нового парня, которого встретил по  дороге. Он подошел ко мне и сказал: "Господин Старк, могу я пожать Вам руку?" Так делают очень многие люди каждый день. Но в этот раз я  что-то почувствовал. И я спросил: "Чем Вы занимаетесь?". Он ответил: "Я архитектор". Я говорю:"Приходите завтра в мой офис, поговорим". И я поручил ему проект стоимостью 1 миллиард долларов, даже не проверив предварительно его способности и умения. Я могу обучить людей, и у них все будет получаться. Через шесть-семь лет они начинают трудиться с таким же энтузиазмом и  так же эффективно, как я . А до этого момента я им все объясняю, через чертежи или при помощи своей жены, по  мейлу или при личной встрече. Завтра утром, до своего рейса из Бали в Мумбай, я час буду работать с двумя своими сотрудниками. Мы расположимся в баре гостинице рядом с бассейном.
Я руковожу за счет своего отсутствия
—  Вы хороший начальник?
—  Я руковожу за счет своего отсутствия. Я появляюсь в офисе два-три раза в месяц, и это худшие дни для меня. Так что мои люди занимаются, чем хотят, когда хотят, но результат должен быть идеальным, абсолютно идеальным. Я не приемлю лень, неграмотный подход или срыв сроков. Если мы говорим, что проект будет готов в 17:00 20-го числа, то 20-го числа в 17:00 мы уже должны поразить воображение наших заказчиков.
—  Какие качества Вы предпочитаете видеть в своих клиентах?
—  Во-первых, этические ценности. Тридцать лет назад, когда этика не была еще таким модным понятием, я решил, что не буду работать на компании, которые производят оружие, алкоголь, сигареты, табачные изделия, а  также на компании в игорном бизнесе, нефтяном секторе или религиозные организации. Держаться этого принципа весьма нелегко, потому что вместе эти компании представляют большую часть бизнеса и у них более чем достаточно денег, чтобы купить тебя — купить твою чистоту. Вы не можете себе представить, сколько денег я потерял по этой причине. Но я не  изменю своим принципам. Во-вторых, проект должен быть хорошим не только для меня и моего клиента, но и для конечного потребителя. Когда ты работаешь на благо общества, успех обеспечен. В-третьих, я должен полюбить своего клиента. Красивые дети рождаются от любящих друг друга родителей.

Для меня работать над проектом – это как готовить подарок для любимого человека. Лучшее, что есть на свете – это преподнести свой подарок и видеть, как человек улыбается. Так же и клиенты - приходят ко мне потому, что им что-то во мне нравится. Поэтому в наших отношениях никогда нет проблем, боли или жадности, т.к. наши отношения всегда основаны на чувствах. При этом я никогда не обедаю и не ужинаю с ними. Сегодня я в Индонезии, и мы весь день работали с тремя очень хорошими, очаровательными ребятами. И хотя сейчас 7:30 вечера, я не пойду с ними на ужин, потому что наши отношения сводятся только к работе.
—  Что было для Вас самым непростым в работе с крупными компаниями?
—  С того момента, как подписан контракт, и до того, как закончится проект, ваш визави успеет дважды смениться. Вы начинаете работу, все идет хорошо, а затем вдруг президент переходит в другую компанию, и вы остаетесь один посреди дороги, и дела идут плохо. Те немногие провальные ситуации, которые у меня были в жизни, произошли именно по этой причине. Поэтому теперь я не работаю с большими компаниями, либо я прошу гарантировать мне, что лицо, подписавшее со мной контракт, останется со мной до конца. Плюс больших компаний - их возможности, ноу-хау. Но моя стратегия – быть "дружелюбным врагом", менять компании в лучшую сторону во благо людей. Мои клиенты сотрудничают со мной, чтобы использовать мое имя и , таким образом, подстегнуть свой бизнес и имидж. Так что мы используем друг друга. Но выгоду от этого получает все же конечный потребитель.
—  Как Вам удается убедить неуступчивых клиентов принять ваши достаточно радикальные идеи?
—  Я очень хорошо объясняю. Я не веду себя, как "звезда". Я никогда не говорю: "Это должно быть в розовом цвете, и это не обсуждается". Я всегда предлагаю хорошо продуманные, тщательно проработанные идеи. И да, я немного чокнутый. Я король интуиции. Но также я серьезный человек. Я объясняю все очень четко. Поэтому, даже если проект выглядит совершенно другим, не таким, как ожидал клиент, не  соответствующим общепринятому способу мышления, клиенты все понимают. Я объясняю, что, возможно, это выглядит странно, но вот почему, после 2-5 лет, которые уйдут на проектирование, именно это будем самым правильным решением по многим причинам. Ни один проект не может существовать без сюрприза. Между тем я очень, очень четко оговариваю все параметры и сроки. И в 100% случаев клиенты соглашаются со мной.
Если ты хочешь увидеть парящий в небе самолет, ты должен его создать. Если ты не хочешь, чтобы самолет рухнул, ты должен усердно работать. Я делаю и то , и другое.
—  Насколько активно Вы участвуете в  решении коммерческих вопросов Вашей компании?
—  Я  не  веду бизнес. Я  веду проекты, которые мне приносят деньги. Но  мы  стараемся избегать проблем, для этого у  меня есть один из  лучших юристов мира – определенно, один из  наиболее дорогих юристов мира – который на  протяжении последних 16 лет работал исключительно на меня. Он  уже стал моим единомышленником, братом. Я  просто говорю ему: "Филипп, - его тоже зовут Филипп, - есть человек, который хочет что-то придумать вместе с  нами. Можешь с  ним встретиться?". И Филипп с ним встречается. Я не  знаю, что они говорят друг другу. Я не  знаю, что прописано в контракте. Я  ничего не  знаю о  денежном аспекте. Мы  просто работаем. Иногда это не  очень удобно для моих клиентов, потому что они так рады платить мне авторские. Они говорят Филиппу: "Смотри, смотри! Это успех!". Я  беру [отчет о прибыли], но  никогда не  смотрю на  него. А их  это разочаровывает. Также все это становится возможным благодаря моей жене. Я не  знаю, какой у меня банк. Я не  знаю свои зачисления и  списания. Я  понятия не  имею, как умножать и  делить. Я  ненавижу говорить по телефону. Я  не  знаю, как отправить электронное сообщение или даже как прочитать его. Моя жена, обладающая и красотой, и  умом, организует для меня абсолютно все. А это очень непросто, потому что мы  очень, очень занятые люди. Но  она за  всем следит, благодаря чему вся эта машина работает.
—  Вначале своей карьеры Вы работали с модельером Пьером Карденом.
—  Да, мне было 17. Я был никем, я лишь хотел создавать мебель. Звездой модного мира в те времена был Пьер Карден, так что я пошел к нему, чтобы показать, что я хочу создавать. Он сразу же взял меня на работу. Но очень быстро я осознал, что мы придерживались абсолютно противоположных взглядов. Моей идеей было создать миллион стульев стоимостью 1 доллар, а он думал о  том, чтобы создать один стул за миллион долларов. Так что, через три месяца я ушел.
—  Затем Вы основали собственный бизнес и стали создавать интерьер ночных клубов. Что помогло Вам от самой начальной точки в Вашей карьере прийти к тому, кем Вы являетесь сейчас – Филипп Старк как бренд?
—  У меня не было ни достаточных знаний, ни намерений создать бренд. Его существование – лишь результат моей работы — четкой логики, четких моральных принципов, чистого творчества. Мы высокотехнологичны, скрупулезны, честны, авангардны, мы не сбиваемся со своего пути. И у нас есть свое видение. Все, что мы предсказывали 26 лет назад, произошло, и теперь становится ясно, что мы не являемся модными. Мы – вне времени.
—  Ваш отец – конструктор воздушных судов. Чему Вы научились у него?
—  Творчеству и усердию. Если ты хочешь увидеть парящий в небе самолет, ты  должен его создать. Если ты не хочешь, чтобы самолет рухнул, ты должен усердно работать. Я делаю и то , и другое.

Текст перевела: Зоя Постникова

Оригинал

К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку!