Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой
Выберите Факультет (например, «Факультет дизайна»)
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
«ДИЗАЙН — ОДНО ИЗ СУЩЕСТВЕННЫХ НАПРАВЛЕНИЙ РЫНКА, КОТОРОЕ ПРИНОСИТ ОГРОМНЫЕ ДИВИДЕНДЫ»
5 декабря 2017 года в Союзе Дизайнеров России, творческом объединении специалистов всех направлений дизайна, с 65 отделениями в городах и регионах нашей страны, состоялись выборы президента. На этот пост был выбран Виталий Ставицкий, графический дизайнер, основатель и арт-директор Stavitsky Design, ранее занимавший должность вице-президента Союза. Мы поспешили встретиться с Виталием, чтобы обсудить текущее положение российского дизайна, политику отношений дизайнера и государственного заказчика, критерии качества профессиональной работы и планы развития Союза на ближайшие годы.
Работы STAVITSKY DESIGN + BRANDING
Александр Зальцман, креативный директор «Свечения» и лидер Факультета дизайна интерьеров
Какой вы видите миссию Союза Дизайнеров России (СДР)?
Виталий Ставицкий, президент Союза Дизайнеров России
СДР — это общественная организация. Надо сказать, что, когда люди приходят к нам и первым делом спрашивают: «А что вы нам дадите?», — наверное, они все-таки не туда пришли. То есть общественная организация по-любому дает со временем какие-то блага и позиции в обществе, но на сегодня первостепенная задача — представлять интересы дизайн-сообщества как минимум на федеральном уровне. Мы как раз стремимся изменить отношение, потому что у нас если дизайн, то это Артемий Лебедев, а больше дизайнеров нет, все вымерли; промышленников у нас тоже нет и так далее. Вот так сложилось. Да и результат, надо сказать, не всегда благостный: то логотип украли, то сплагиатили, то нарисовал, что не нравится… Наша задача — донести, что дизайн — это одно из существенных направлений рынка, что он приносит стране огромные дивиденды, в частности, в виде налогов, что это рынок в десятки и сотни миллиардов в год. Причем никем на сегодняшний день не контролируемый, даже государством. Наша задача —все это узаконить, нормализовать и сделать так, чтобы дизайнер был человеком состоятельным, а не фрилансером, который перебивается с копейки на копейку. С этим в нашей стране не очень хорошая ситуация. Потому что, когда говорите, что вы дизайнер в Европе или в Америке, подразумевается, что у вас все очень хорошо, что вы популярны, успешны, делаете прекрасные работы и у вас много клиентов. А у нас несколько другое отношение.
Одна из первых задач в следующем году — сделать акцент на качестве дизайна
То есть вы хотите попробовать как-то повлиять на сложившуюся тенденцию.
Конечно. И не попробовать, а повлиять.
Во многих корпорациях, от Японии до Америки, даже в контрактах прописано либо в задачах управляющего звена: не лезть туда, в чем ты не разбираешься
Сейчас заказчик — это такой классный парень, достаточно богатый, успешный, а дизайнер — маленький и чаще всего фрилансер…
Да, которого всегда можно прогнать. У нас же как воспринимают: дизайнер — это некий инструмент, который умеет нажимать на кнопочки, и всё. А идея идет от заказчика. Во многих корпорациях, с которыми я сталкивался и работал, от Японии до Америки, даже в контрактах прописано либо в задачах управляющего звена: не лезть туда, в чем ты не разбираешься. Вот если мы нанимаем специалиста в компанию, частное лицо, он дизайнер, он врач в своем деле, он будет нас «лечить», решать эту задачу, — мы ему доверяем полностью. Как только вы начинаете вмешиваться со своим мнением, не соответствующим ТЗ, которое было предоставлено, может доходить до увольнения человека с этого поста. История двухсторонняя: могут уволить либо клиента, либо дизайнера. Все зависит от того, кто куда влезает. Вмешиваться дальше своего направления нельзя, каждый мастер в своем деле. Но у нас же такого не происходит. И мы сталкиваемся с вопросом: «А почему так?» И не может никто, даже клиенты, объяснить. Но мы же не говорим врачу, правильно ли он нас вылечил. Он же выполнил свою задачу, всё хорошо. Здесь такая же история. Если клиенту не нравится, надо обосновывать: это не соответствует ТЗ, вы это сделали непрофессионально потому-то и потому-то.

В свое время мы пытались противостоять логотипу Крыма, который сделала наша коллега, член СДР. Бесспорно, никто не говорит, что это плохой специалист, но она столкнулась с ситуацией, когда клиент диктует свои условия. Мы, Николай Шток и Юрий Гулитов, давали интервью для Экологического радио. Нам тогда стали говорить, что этика дизайнера не позволяет осуждать работы других дизайнеров, выносить такие мнения на общественное обсуждение. Но когда такое появляется на наших улицах, в городах, кажется, что это перебор и полнейшая жесть.

Этим, наверное, и отличается дизайнер от художника. Художник живет в рамках своего какого-то пространства и делает то, что считает нужным и красивым. А дизайнер — это, в первую очередь инженер, который проектирует и зарабатывает деньги.

Поэтому сейчас у нас одна из первых задач в следующем году — сделать акцент на качестве дизайна. От этого будет зависеть и качество работ, подаваемых для вступления в СДР, и качество проектов, в которых СДР принимает участие. Все нужно поднимать на другой уровень. Но мы работаем, уже есть заделы, мы уже общаемся об этом и в правительственных кругах, и в общественной среде.
Что же нужно делать, чтобы две эти стороны, заказчик и дизайнер, подружились и выдали хороший результат?
Это за один день не решится. Тут вопрос воспитания. Сейчас у нас городская среда более-менее облагораживается. На достаточно высоком уровне проходят День города, Новый год, в этом году вообще одно из самых красивых оформлений города за последнее время. Этим направлением на протяжении многих лет занималась Мария Черняк, с недавнего времени вице-президент СДР. Можно сказать, она воспитала это направление и восприятие госструктурами того, что инвестиции должны вкладываться оправданно: если большой бюджет, то его видно. В этом году у нас будет, если я не ошибаюсь, самая освещенная столица мира. На презентации новогоднего проекта в мэрии Москвы говорилось, что Москва войдет в пятерку самых освещенных и в список топовых туристических городов. В разных рейтингах называются разные города.

Говоря о рейтингах, мы хотим возобновить добрую традицию среди дизайнеров, которая была в свое время. Ассоциация коммуникационных агентств России и Ассоциация брендинговых компаний России устраивают свои рейтинги. А мы должны делать что-то такое для дизайнеров, столичных и региональных. Потому что крупные проекты зачастую уходят за пределы России.
Татьяна Павлова, старший специалист по интернет-коммуникациям в «Среде обучения»
Как будет формироваться рейтинг?
Рейтинг будет формироваться тем или иным жюри по направлениям и отбирать топ профессионалов по ряду критериев. Эту программу нам предстоит сформировать.
СДР все виды дизайна на себя хочет взять?
Все. А мы их все всегда и несли, от коммуникационного дизайна до промышленного. Мы занимаемся всеобъемлющим понятием дизайна. У нас есть разделение по направлениям. Но зачастую бывает как? Есть проект, который требует привлечения и совместной работы дизайнеров из самых разных областей: архитектуры и интерьера, специалистов по графическому дизайну и брендингу.
А компании могут вступать, или только специалисты по отдельности?
Есть коллективное членство для организаций и творческих коллективов.
Работы STAVITSKY DESIGN + BRANDING
Мы не можем быть правы во всем. Молодым сейчас виднее, куда должен идти Союз. И мы рады слышать каждый голос
Как выглядит членство? Предположим, что мы студия. Мы вступили в СДР, теперь будем раз в месяц рассылку с анонсом мероприятий получать или что?
Чтобы вступить, для начала нужно собрать ряд документов, показать работы, получить одобрение. А дальше я как президент хочу от членов СДР участия. Мы не можем быть правы во всем. Молодым сейчас виднее, куда должен идти Союз. И мы рады слышать каждый голос, и дальше у нас будет обязательный бюллетень. Думаю, мы будем электронный журнал выпускать, как был в 1997–1998 годах «Союз дизайнеров» под редакцией Сергея Ивановича Серова, уважаемого во всем мире и очень влиятельного, где каждый номер, от обложки и далее, оформлял тот или иной графический дизайнер. Вышло всего три номера, которые оформили Кужавский, Гурович и Гусев. На тот момент это был один из лучших журналов по графическому дизайну.
Работы Arbeitskollektiv. Состав: Игорь Гурович, Эрик Белоусов, Наташа Агапова и Дарья Галактионова
Вывести на другой уровень отношение к дизайну, донести идею, что дизайн как направление приносит много денег
Мы сейчас услышали про регулирование взаимоотношений дизайнеров и заказчиков...
Заказчики — это частный пример. В первую очередь это отношения с федеральными структурами. Первостатейная задача — вывести на другой уровень отношение к дизайну, донести идею, что дизайн как направление приносит много денег. Чтобы этот бизнес контролировался, чтобы пропагандировалось качество в этом направлении, чтобы не допускались за гигантские деньги такие результаты, как с непрофессиональным логотипом для выборов — 2018, который сам по себе чудовищная вещь, за которую рубля жалко, от изображения до шрифтовых начертаний и общего исполнения. Мелькала информация, что было разработало около 50 вариантов, но заказчик выбрал этот.

Мы сделаем анализ рынка и наконец сведем рекомендованные цены на разработки дизайна по разным направлениям для использования госструктурами в проводимых ими тендерах. Работа над дизайном стоит некоторого количества денег, плюс-минус. Остальные надбавки идут уже за имя, популярность, размер компании. Но есть всегда стартовая цена, в которую в том числе входит стоимость техники и стоимость образования, про которую все забывают, стоимость аренды, электричества, налоги и многое другое. Когда на «Фрилансе» (fl.ru и другие площадки размещения заказов для фрилансеров. — Ред.) видишь объявление: «Нужен фирменный стиль за 10 тысяч» и на него кидается множество людей — это хамство по отношению к дизайн-сообществу.

Также нужны критерии объема. И если заказчику нужно больше, то и ценник должен расти. Работа должна оплачиваться, если у человека есть подтвержденная квалификация: качеством его работ, его достижениями.
Если будет сертификация, лицензирование деятельности, будет понятна квалификация специалиста
Все знают, что, если хочешь работать с крупным государственным заказчиком, ты сначала вместе с ним работаешь над ТЗ, потому что у него нет механизма составить ТЗ, даже чтобы конкурс провести. Может быть, у вас есть идеи, как из этой сложной ситуации выйти? Может быть, нужно сначала делать отдельно предпроект?
Сейчас ситуация следующая, может быть, действительно пагубная: сначала нужно поработать с государством, а потом это проходит через тендер, и зачастую выигрывают те, кто ранее уже работал. Государство перестраховывается. А если будет сертификация, лицензирование деятельности, будет понятна квалификация специалиста. Почему государству проще работать с Артемием Лебедевым? Потому что они понимают, что получат стабильное качество, которое их устраивает. Находить что-то новое проблемно. Другое дело, если бы был документ, подтверждающий квалификацию. А организация, выдающая сертификат, несла бы некоторую ответственность.
Какие предполагаются критерии для оценки квалификации и сертификации специалистов?
Все это нужно разрабатывать, начиная от образовательной части, заканчивая качеством выполненного дизайна, оцениваемым либо прописанным механизмом, либо составом профессионалов, чей авторитет не вызывает сомнения, как на фестивалях и конкурсах оцениваются и выбираются работы. Выработать единый шаблон для творческой работы, для дизайна невозможно. С другой стороны, если занимаетесь дизайном профессионально, вы можете увидеть, где качественно сделанная работа, а где нет. Этот критерий вырабатывается в результате образования и опыта. И для каждого из направлений можно и нужно привлекать не только российских, но и международных специалистов.

Часто говорят: «У вас Москва, вы делаете круто, но вы зажрались, а в регионах другое дело». Но не может быть по-другому, везде есть условно похожие критерии дизайна, и они должны быть на хорошем уровне. Может быть, это вопрос образования и нехватки информации у людей, которые учатся и которые должны смотреть, читать, изучать. Если не давать им (людям) доступ к информации, получится учить только себе подобных.
Мы уже добились определенного уровня в Москве. Такая же большая работа должна быть проделана в регионах, также нужно «воспитывать» заказчиков
А как делать дизайн за пределами Москвы, на периферии?
Как пример того, и что за пределами Москвы идет жизнь: есть креативное агентство «Восход» из Екатеринбурга, которое получило кучу европейских наград, включая каннского льва. Много компаний, рекламных и дизайнерских, которые успешно работают и к ним со всего мира тянутся. А что касается дизайна на периферии, в 90-х был такой термин «воспитывать клиента». За это время мы уже добились определенного уровня в Москве, мы эту площадку разрабатывали долго. Такая же большая работа должна быть проделана и там, также нужно «воспитывать» заказчиков.
Сделано диабетиками, Акку-Чек
Автокёрлинг, SM Polis
С крабом круче!, Viči
RDP Group, Корпоративный сайт
Дело не в деньгах, Банк для предпринимателей Точка
Одобрено бабушками, Черкашин и партнер
Алиби, Alibi Beer
Послушай меня, Ural Music Night
Работы креативного агентства «Восход»
Я призываю регионы не равняться на Москву, а собирать информацию из всех доступных источников и равняться на признанные стандарты
Есть города, где хорошо. Там у молодежи есть культура интернета, визуальная культура подрастает. Там появляются новые бизнесы, места, которые стильно оформляются. Например, в Нижнем, Томске, Новосибирске и Екатеринбурге. А, к примеру, в Уфе и Челябинске наоборот. Может быть, у СДР есть идея, как этим городам помочь?
У СДР есть региональные отделения. Сейчас мы дописываем программу развития. Задача состоит в том, чтобы давать такие импульсы на местах. Чтобы люди могли расти и профессионально развиваться в городах своего рождения и как можно меньше покидали их, как это происходит сейчас. Я был недавно в Курске. Город интересен тем, что они пытаются там делать наподобие Москвы. Москва равняется на Европу. И я призываю регионы не равняться на Москву, а собирать информацию из всех доступных источников и равняться на то, что происходит в индустрии, на те работы, которые побеждают в конкурсах, на признанные стандарты. И такие примеры нужно приводить студентам, в первую очередь чтобы они могли слушать, впитывать и хотеть делать подобное. У нас же есть профессиональные педагоги по графическому и коммуникационному дизайну: Шток, Таборинский, Гулитов и многие другие, признанные во всем мире, взявшие множество наград.
Работы Юрия Гулитова
Какие у СДР ближайшие планы по коммуникации с иностранными специалистами и организациями для перенимания опыта?
В первую очередь мы начнем с России. Начнем по максимуму говорить о дизайне, организовывать лекции, видеотрансляции. Плюс наши проекты — «Дизайн Форум» и премию «Виктория» — мы хотим вывести на международный уровень и привлекать международных звезд. Продолжим сотрудничество с международными организациями, в том числе с Международной организацией по дизайну (WDO), ранее известной как Международный совет обществ по промышленному дизайну (ICSID), и Ico-D, ранее известной как ICOGRADA, и хотим с ними в ближайшие годы провести совместный форум, сделать ряд программ. Это мировые имена, и им очень интересно сотрудничать с Россией. Они уже были в Москве по нашему приглашению, остались очень довольны и хотят дальше сотрудничать.
Как можно воспитать хороший вкус у молодого поколения, если оно каждый день видит такой мусор?
А кстати, как российский дизайн за рубежом воспринимают?
Многие говорят, что российского дизайна нет. До сих пор считается, что русский дизайн — это конструктивизм, авангард, мы до сих пор тащим эту телегу и на ней выезжаем. Надо сказать, что Россия дала всему миру тот толчок эксперимента, Лисицкий, Малевич, Родченко при участии Маяковского… который затем пропагандировал Энди Уорхол, уже не совсем искусство, а дизайн, который продается. Конечно, из того, что с тех пор мы больше не сформировали узнаваемого дизайна, мы сделали выводы. Что касается того дизайна, который сейчас выстреливает в виде экспериментов… Например, Петр Банков, который выработал свой уникальный стиль, когда не надо читать подпись, его видно. Если мы дальше сможем экспериментировать, если будут появляться новые имена, то, конечно, появится новая волна. Другой вопрос в том, что, если мы выработаем национальный дизайн, будет ли он востребован.

В первую очередь надо вырабатывать хороший вкус в этой области. Если человека с детства окружают красивые вещи, он будет стремиться жить в красивом мире. Приведу пример. Было время, когда в Москве выпускалась газета с объявлениями «Экстра М», такой сюр, «роскошь» и ад. Она потом, к счастью, исчезла. Судя по всему, там работали люди, которым не было дела ни до дизайна, ни до подачи. Как можно воспитать хороший вкус у молодого поколения, если оно каждый день видит в почтовом ящике такой мусор?
А как вы думаете, что можно сделать, чтобы такого условного «Экстра М» было меньше?
Нужен такой орган, чем-то похожий на Британский совет, который мог бы на что-то влиять, отвечать за чиновников, которые сегодня принимают решения, контролировать, чтобы такого не было. Это относится к продуктам, сделанным на бюджетные деньги, к госконтрактам, это относится ко всем продуктам в области дизайна. И если организация хочет сделать экспертную оценку выполненной работы, она может обратиться в такой совет и получить заключение.
В мире существует такая практика: международные ассоциации и союзы дизайнеров консультируют вузы, влияют на образовательные программы. Говоря о просветительской миссии, может ли СДР влиять на профессиональное образование в России?
Исторически сложилось так, что среди членов СДР много руководителей кафедр дизайна российских вузов. И исторически сложилось, что у СДР много профессиональных педагогов, большой опыт преподавания, так что да, мы непосредственно влияем и вносим свои коррективы. Мы часто принимаем участие в разработке стандартов для профессионального образования, дополняем образовательные стандарты для вузов по разным специализациям.
Беседовали Татьяна Павлова и Александр Зальцман
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности