Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы, и помочь определиться с программой
Выберите Факультет (например, «Факультет дизайна»)
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
КОРПОРАТИВНЫЕ НОВОСТИ / 10 декабря

Мария Молокова

Тьютор программы «Школа Родченко онлайн»
Художник, композитор, преподаватель. Выпускница University of Arts (Белград, Сербия) факультета графики и новых медиа, а также Школы мультимедиа и фотографии им. Родченко. Участница выставок и фестивалей как художник и композитор — MMOMA, Фонд «Екатерина», «Винзавод», «Электромузей», «Граунд Ходынка». Совместно с Андреем Смирновым создатель Лаборатории звука на базе Школы им. Родченко. Преподаватель курсов по Sound Art и современному искусству. Ведущая HackLab в МОММА (совместно с Андреем Смирновым и Doron Sadja) в 2019 году.
Художник, композитор, преподаватель и куратор! После знакомства с новой сотрудницей мы сразу же побежали брать интервью, чтобы понять, как она совмещает работу и такое количество творческих проектов. Читайте и вдохновляйтесь!
— Привет! Ну что же, давай начнем с чего-то общего и немного банального. Расскажи что-нибудь о себе. Например, как ты решила стать художником?
— С чего бы начать… Дело в том, что у меня очень много различных образований. Первое — педагогическое, учитель изобразительных искусств. Со временем я поняла, что мне не хватает практических знаний как художнику, поэтому я поступила на магистратуру в Белград, отучилась, потом вернулась в Москву. В Москве уже я поняла, что я мало знаю людей из творческой тусовки. А ведь искусство — это общение и одна большая семья.
— Как ты попала в Школу Родченко?
— Мне хотелось найти единомышленников и продолжить практику. Поэтому я пошла учиться в Школу Родченко на проектную фотографию. Для меня это не только фотография в классическом понимании. Это не про какие-то жанры, а про мои мысли, ощущения и идеи для проектов. Кроме того, там была возможна не только фотография, но и совмещение различных жанров: инсталляция, перфоманс, видео, графика, звук. Вообще все творческие вузы и направления — они не учебные в общем смысле. Нельзя научить быть художником, знания в художественных вузах нужны для расширения кругозора и общения с коллегами, а проекты — это побочный эффект. Ты все равно стараешься делать то, к чему душа лежит. Хотя многие думают — задача поступила откуда-то сверху, значит, нужно сделать и это не мое. Но мы же все делаем все в своем стиле, как не твое!
— Ты с в детстве любила рисовать?
— Я занималась танцами с трех лет и ходила в музыкальную школу. Но в 13 лет перед покупкой пуантов поняла, что не хочу танцевать. Выбор стоял между театральной студией или художественной школой. Я выбрала художку.
— Почему решила работать в Среде обучения?
— Новая область, новый опыт. Вообще первый раз я узнала о Среде обучения где-то год назад на встрече в ЦДК на мероприятии Бориса Гройса. Еще и подруга пошла учиться на Факультет современного искусства. Но я раньше совсем не интересовалась дистанционным форматом… пока не начала бегать! Я давно хотела начать бегать, но никак не получалось. То времени нет, то еще что-то. И вдруг я встретила девушку- тренера, которая собирала команду из восьми человек из разных городов России. По ее программе мы делали различные беговые задания и проходили все этапы «как начать бегать правильно и в кайф». Все проходило онлайн, мы выполняли интересные задания, смотрели вдохновляющие фильмы. Я связываю это с онлайн-миром и образованием. Раньше мне было не очень понятно, как можно учиться чему-то в дистанционном формате, особенно искусству. Так как искусство — это не только про знания, но и про тусовку и единомышленников. Но в данном случае на примере бега я поняла, что можно получить необходимые знания можно дистанционно. А найти тусовку — где угодно, например в своем городе. И тут как раз важную роль играет тьютор-куратор. Это тот человек, который помогает тебе не сбиться с пути и подобрать материалы для обучения с пользой, чтобы ты не потерялся. Ну и, конечно же, большая поддержка. Художественная сфера сильно эмоциональная, у художников нередко бывают различные личностные проблемы, неуверенность в себе. Какая-то критика может так повлиять, что вообще перестанешь заниматься. Это может быть в любой сфере, но тут — наиболее остро.
— Ты поэтому решила стать куратором?
— Я выполняю роль якоря, даю поддержку, которая может быть полезна тем, кто хочет войти в этот художественный мир.
— Ты работаешь в компании с августа, верно? Как твои первые впечатления от работы?
— В принципе… позитивные! Пока что не так много работы именно тьютором, хотя студенты уже появились, это позитивный опыт. Мне нравятся мои коллеги, атмосфера в компании — нет какого-то давления. Интересно искать материалы, которые могут помочь студентам лучше понять, что такое Школа Родченко, чем отличаются направления. Так что впечатления только позитивные, да!
— Ты закочила University of arts (Белград, Сербия). Почему именно этот ВУЗ?
— Это очень долгий ответ. Но если коротко — сначала я думала про Берлин и Германию, но, путешествуя по Сербии, я совершенно случайно нашла Академию, где были все возможности для изучения печатной графики, которой я мечтала учиться и экспериментировать. Я буквально влюбилась в эту страну. А еще там очень низкие цены на жилье, хорошо относятся к людям из России и вкусная еда!
— Расскажи, пожалуйста, о каком-нибудь своем проекте как художника или композитора.
— Конечно. На втором году обучения в Школе Родченко я начала ходить на занятия по звуку. И там мое направление из визуального художника кардинально сместилась звуковое. Я стала заниматься в основном им. Благодаря преподавателям, которые открыты к экспериментам, я не боялась нового, не боялась пробовать. Наверное, расскажу про один мой любимый проект — «Сонорная депривация».

Одно из направлений звукового искусства — создание своих инструментов. Так, год назад я создала прибор, который работает на костной проводимости звука. Такие наушники можно найти и в магазинах. Но я их сделала сама и написала музыку специально под это устройство. Их можно не вставлять в уши, звук проходит через кость. Работа была посвящена другому способу слушания и восприятия, взаимодействия с девайсами. Но одновременно с этим — отличный способ для отдыха, релаксации, чтобы отстраниться от внешнего мира и расслабиться. Я проводила такие сеансы с людьми в разных местах — в выставочном пространстве, на вечеринке, дома. Зритель глубоко погружался в работу, становился ее частью. Это важно. И с точки зрения искусства, и с точки зрения инклюзивного образования. А эта тема сейчас крайне актуальна.
— Кроме того, ты еще являешься одним из создателей Лаборатории звука. Расскажи, пожалуйста, что это такое? Как появилась эта идея?
— Это часть Школы Родченко, которая появилась где-то год назад, хотя ее истоки появились еще в 90-х годах. Руководитель проекта — Андрей Смирнов, создатель Термен-центра (в честь Льва Термена). Оттуда вышла целая плеяда звуковых художников, которые очень успешно действуют здесь и за границей. Потом случился перерыв в деятельности, центр закрылся, его занятия перенесли в Школу Родченко. Это немного отдельная от школы ветка, которая будет развиваться, т. к. звуковое искусство становится сейчас весьма актуальным. В лаборатории мы работаем над звуковыми композициями, в том числе и для многоканально системы. Представьте, что у вас не две колонки, а восемь — и здесь можно создавать не только музыку, но и пространство. Также есть огромная коллекция раритетных инструментов. Например, первая в мире драм-машина, которую создал Лев Термен. Их всего три экземпляра, и один из них стоит у нас в мастерской, и мы имеем возможность с ней работать.
— Столько разных сфер и проектов, и вузов. Как ты все успеваешь?
— Уже хуже! (смеется) Скоро, наверное, придет время расставлять приоритеты. Но если серьезно — одно вытекает из другого, все мои проекты связаны между собой. Работать преподавателем сейчас могут многие. Если ты профессионал, ты можешь делиться знаниями и своей деятельностью с другими людьми. Плюс тут еще финансовый вопрос. Художникам сложно, им часто не платят за работу. Бесплатное участие в выставке в первый раз — это классно! А вот в десятый — уже нет.
— Есть какие-то дальнейшие планы по захвату мира искусства? К чему ты стремишься?
— У меня нет какого-то плана по захвату мира… и вообще, мне как-то не хочется захватывать мир (смеется). Самая насущная проблема сейчас — это финансовая составляющая искусства. То, чем я занимаюсь (медиаискусство), требует больших ресурсов и технических возможностей. Хотелось бы, чтобы появился в России вменяемый рынок современного искусства, где можно было бы выступать. Он начал формироваться, но еще не сформирован до конца.
— Как ты обычно проводишь свободное время?
—  У меня всегда были и есть какие-то увлечения. Сейчас — это бег. Я не хочу кого-то побеждать или участвовать в соревнованиях. Мне хочется погружаться в эту культуру. Это очень сильно вдохновляет, разгружает и спасает от плохих мыслей.
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?