ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»

* Звёздочкой отмечены поля, обязательные для заполнения

Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ИНТЕРЬЕР: БУТИК-ОТЕЛЬ MOSS
Бутик-отель Moss открылся всего полгода назад, но уже успел получить хорошие отзывы гостей о приятной, заряжающей энергетике и неповторимой атмосфере, одновременно стильной и лишенной позерства, а также звание единственного, т. е. концептуально выверенного, бутик-отеля Москвы от экспертов индустрии. О том, как появилась и была реализована концепция камерного имиджевого отеля, включающего 30 номеров и частные апартаменты, мы попросили рассказать главного архитектора проекта Бэлигму Бадмажапову и Арсения Колесникова, совладельца Мастерской «ТРУД», которая выполнила для проекта стилеобразующие элементы интерьера и декора.
БЭЛИГМА БАДМАЖАПОВА
Архитектор корпорации Adwill
АРСЕНИЙ КОЛЕСНИКОВ
Кузнец-художник, технолог, совладелец и координатор производства Мастерской «ТРУД»
— Бэла, идея имиджевого бутик-отеля была в проекте с самого начала или пришла позднее?
— Концепция была изначально, на этом и строился весь образ бутик-отеля.
— Какие стояли задачи перед проектом?
— Их было очень много. Но изначально разместить все в существующем здании, при условии, что ширина здания в осях 10,5 метров, при условии что толщина стен около полуметра. А также нужно сохранить все нормы и эргономику. Мы не хотели, чтобы само здание выбивалось из сложившегося образа района и улицы (Moss располагается в здании XIX века в Кривоколенном переулке старинного Басманного района Москвы — прим. ред). Поэтому мы сохранили лепнину на фасаде, сделали французские балконы для увеличения света и восприятии самого пространства помещений.
— Как собиралась концепция интерьера? На что вы ориентировались, чем и кем вы вдохновлялись? В частности, интересно, как вы пришли к идее «тактильного» дизайна?
— При создании дизайна номеров отеля мы взяли за основу лаконичность, чистые линии и светлые тона. В отделке Moss мы старались использовались природные материалы. Это дерево, металл и камень. Натуральные ткани и фактура дерева создают уникальный тактильный интерьер, который сам по себе способствует восстановлению сил, и мы надеемся, что это решение понравится большинству гостей. Каменные ручки, которые мы использовали в номерах, отражают задумку нашего проекта. Каждый индивидуален и неповторим, формой и цветом.
—  Как приняли решение сотрудничать с Мастерской «ТРУД» Арсения Колесникова?
— Они открыты к любым идеям и экспериментам, и к применению любых материалов. Многие фактуры для нашего отеля они лично ездили и отбирали. В каждом номере у нас висят индивидуальные светильники, которые сочетают в себе дерево — кора / ветка — и метал.
—  Были ли вы готовы к «экобрутализму», как философию своих изделий называет Арсений, с самого начала?
— В нашей совместной работе и родился этот «Экобрутализм». Мы изначально хотели передать это тактильное ощущение от натуральных материалов, текстур и фактур в интерьере нашего бутик-отеля.
—  Что в проекте поначалу казалось самым фантастическим и трудноисполнимым?
— Спроектировать (планы, инженерию, навигацию внутреннего пространства) в одном здании две различные функции — общественное здание, а также жилые квартиры. Продумать инженерию по зданию и уместить это в существующие габариты здания.
—  Считаете ли вы задачу выполненной? Какие ощущения от проделанной работы?
— Да, считаю, что все отлично справились с поставленной задачей. Конечно было сложно, но это того стоило. Потому что многие узлы были проработаны для этого проекта, которые требовали аккуратной реализации. А ощущения, честно, их просто не описать.
—  Расскажите про самые выразительные, на ваш ваш взгляд, элементы интерьера и декора?
— Во время строительства мы обнаружили в перекрытиях массивные балки из лиственницы, которым более 150 лет. Для нас было важно сохранить и вернуть их в здание в новом облике. Поэтому вы можете увидеть их в цоколе, в номерах отеля, а также в виде массивных скамеек перед зданием. Были использованы кованные гвозди, которые были вбиты в балки. Они же встречаются в произведениях искусства, которые вы также можете увидеть, придя к нам в гости.
—  Как бы вы описали текущие тренды в дизайне отелей?
— Я считаю, что трендов нет, есть только изначально, экономика проекта, эксплуатация здания, и то чем люди хотят поделиться с миром, точнее своим ощущением мира.
Left
Right
— Арсений, расскажите про изделия, которые Мастерская сделала для бутик-отеля Moss?
— Начали мы вот с этого:
1) Крупные элементы отделки, доминанты формирующие пространство, которые было невозможно сделать силами общестроительных рабочих, с них всё началось. Брёвна в лобби и камин из стали Coreten A, отделка металлом коридоров номерного фонда. Эти элементы мы выполнили по заданию NB Studio, которая и занималась разработкой интерьеров отеля, что позволило нам прочувствовать масштабы и разработать базовые приёмы для дальнейшей работы.

2) Серийные изделия: подстолья, вешалки в лобби, лавки у входа в отель, светильники, настольные предметы комплектации для ванных комнат, зеркала в рамах.

Прим. ред.: ещё Мастерская выполнила: деревянный кухонный гарнитур для открытого пространства на крыше, бревенчатый стол в лобби, барную стойку из старой железнодорожной рельсы и гранита, каминную решетку из металла, декоративные элементы-скульптуры из грубо обработанного камня, векового дерева и нержавеющей стали, настенные кашпо, подсвечники и подстаканники
— Заказчик пришел в Мастерскую с чётким видением? Или вы предложили свои решения?
— Надо сказать, что руководитель проекта Михаил Андреев, корпорация Adwill, имел очень чёткий образ целого, и нам не надо было ему ничего предлагать. Он звонит и в 2-х словах говорит, что ему нужно, формирует задачу и общее впечатление от изделия. Часто он знает, каким должен быть материал, даёт аналоги. После этого мы уже разрабатываем изделие для производства нашими силами. То есть буквально удовлетворяем запрос заказчика, используя доступные нам средства или изыскивая подходящие. Конечно, наша работа заключается в том, чтобы прорисовать всё в материи, актуализировать деталь, конструкцию. Ряд изделий мы разработали «от и до «, опираясь только на общую фразу «мне нужен пеленальный стол, сделайте вешалки, в лобби нужны подстолья». Но это стало возможным только благодаря нашему полному погружению в Объект и пониманию общей концепции.
— Вы называете стиль своих работ «экобрутализм». Расскажите про особенности стиля, на каких «китах» он стоит? Заказчик был готов к такому?
— Это явление и проявилось, и получило признаки стиля только благодаря нашему заказчику и его отношению к природе, пространству и материалу. Само название отеля — Moss — Мох (англ.)— приводит нас к этому видению. В нашем понимании «экобрутализм» это свобода проявления естественных свойств материала, силы времени, живой, не надуманной, настоящей фактуры. Экобрутализм — это движение к цели кратким путём, минуя условности. Для нас это началось, когда нас попросили сохранить очистить и использовать в работе над проектом старые балки из перекрытий здания, в котором создавался отель.

А «киты», я думаю:
1) Трепетное отношение к живому.

2) Повторное использование материалов — их ценность для стиля растёт с возрастом и подверженностью воздействию природных факторов.

3) Не бороться с течением времени и стараться продлить эффект новизны, а сделать так, чтоб старение и эксплуатация предмета только только дополняли его эстетику.

4) Не скрывать свойства предмета под слоями отделки, но показать его таким, какой он есть.
— Интерьеры Moss называют «тактильными». Как это было достигнуто?
— Мы старались опираться на базовые элементы — стихии — и показать их красоту и уникальность. Дерево. Старое. Мы специально собирали по лесу валежник, дубовые останцы, крупные ветви и части стволов мёртвых деревьев, чтобы, очистив их, изготовить светильники для номерного фонда. Металл — ржавый, или в окалине, какой он есть, покрывали воском, чтобы не пачкался — и это всё. Камень — он уже тысячу лет такой — таким его надо и оставить — это его лучшая форма.
—  Считаете задачу выполненной? Какие ощущения от проделанной работы?
— Мы продолжаем. Заканчиваем работы по отелю. Но ощущение, что только вот, наконец, вот они новые грани понимания, вот как надо.
—  Профиль Мастерской — производство изделий по индивидуальным заказам. В чем особенности работы над нетипичными объектами?
— Это не просто, особенно когда ты молодой максималист. Только к 30−33 годам, лет за 8 постоянной производственной практики максималистские замашки творческого самоутверждения сменяются постепенно, с пониманием, что заказчика необходимо очень внимательно слушать, что творец и он, и ты, но только вместе вы можете создать то, что ему нужно. Заказчик и исполнитель творят вместе!

Беседовала Татьяна Павлова
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку!