Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой
Выберите Факультет (например, «Факультет дизайна»)
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
«Не пытайтесь примерять опыт чужой карьеры к себе. У вас все равно все будет иначе»
Российский предметный дизайнер Дима Логинов сначала получил мировое признание, а после прославился в России. В 2009 и 2010 годах он номинировался на международную премию Elle Decoration «Дизайнер года», а в 2014--м стал ее лауреатом. С тех пор дизайнером заинтересовались ведущие издания, а его коллекции предметов для брендов Artemide, Artex, Axo Light, Elle Decoration, Studio Italia Design выставлялиcь на самых престижных площадках мира: Миланском салоне, Неделе дизайна в Майами, 100% Design London, Messe Frankfurt Light + Building и многих других.
ДИМА ЛОГИНОВ
Рассказал нам, как начал сотрудничать с иностранными производителями, что дала ему его первая профессия и каково это, когда твои концепты регулярно подделывают.
— С 17 по 22 апреля в Милане проходит выставка iSaloni. Показывали ли вы там свою новую коллекцию с Yachtline — Northern Lights, которую мы видели на Batimat Russia 2018?
— В этом году в рамках миланской недели дизайна будет представлена моя коллекция Siren — это светильники, которые я создал для богемского хрустального бренда Preciosa. Это специальная инсталляция в знаменитом районе Brera.
— Расскажите о них подробнее, пожалуйста.
Siren — это очень игривая, почти мистическая коллекция светильников, чем-то напоминающая то ли загадочное морское существо, то ли невиданных светлячков. Некоторые находят в этом дизайне и сексуальный подтекст. Для меня работа над этой коллекцией была очень интересным опытом, ведь я впервые работал с хрусталем. И я рад, что в Siren хрусталь выглядит очень необычно.

Northern Lights — коллекция мебели для гостиной, созданная для российского бренда Yachtline, вдохновлена скандинавскими минималистичными природными образами. Необычная металлизированная поверхность фасадов напоминает линии северного сияния и образы северных лесов.
— Вы не раз рассказывали в интервью, что известность к вам пришла после сотрудничества с итальянской компанией. Как вы вышли на европейского производителя?
— Это не совсем так. Известность на Западе ко мне пришла за пару лет до моей первой коллекции благодаря ярким концепциям, которые любили публиковать в книгах и журналах по всему миру. Поэтому логично, что в итоге ко мне обратились с предложением создать коллекцию.
Чем сложнее, тем эффективнее опыт. Не бойтесь сложностей
— С кем проще вступить в сотрудничество начинающему дизайнеру — с российскими или с иностранными производителями?
— Я не знаю ответа на этот вопрос. В годы, когда я начинал, у меня не было выбора, никаких российских производителей в дизайн-индустрии не существовало. Однако замечу, что иногда чем сложнее, тем эффективнее опыт. Не бойтесь сложностей.
— Раскройте «кухню» сотрудничества дизайна с европейским производителем. Как все устроено?
— Расскажу про свою «кухню». Я никогда не преподношу свой дизайн компаниям, они первыми предлагают коллаборацию. Обычно я не получаю четкого брифа по дизайну, но, конечно, для создания коллекции мне необходимо понимать, чего именно не хватает в будущем каталоге бренда и какой предмет мне нужно создать. Впрочем, это всегда означает одно: вне зависимости от специфики брифа, компании всегда обращаются ко мне именно ради моего авторского «почерка» и видения.
— С чего начинается дизайн: с заказа или с художественного концепта дизайнера?
— Ни разу в жизни мне не присылали ТЗ, я же не конструктор. Речь всегда идет о концепции.
— У вас три направления предметного дизайна: свет, мебель и плитка. Какое из направлений доставляет вам большее удовольствие?
— Ну на самом деле это не у меня три направления, а производители из этих трех индустрий обращаются ко мне с предложениями о сотрудничестве. Но я надеюсь, список этих направлений будет более разнообразным, ведь мне интересно заниматься всем. Специфических предпочтений нет. Но могу сказать, что сложнее всего придумывать новый свет, а проще всего — дизайн керамической плитки.
— Проектировали ли вы предметы из других направлений?
— Обо всем не расскажу. Многие проекты так и не доходят до рынка. А кое-что доходит не сразу. Так, я с нетерпением ожидаю коллекции хрустальных ваз, которые, надеюсь, выйдут в ближайшие годы.
— А планируете?
— Стараюсь не задаваться этим вопросом. Я реагирую на предложения.
— В одном из интервью на вопрос о вдохновении вы ответили: «Моя голова — библиотека конгресса по дизайну». Насколько для дизайнера важна насмотренность?
— Крайне важна. И не только для вдохновения, но и для того, чтобы не повторяться.
Плагиат не возникает от насмотренности, а исключительно по причине лени и невысоких внутренних стандартов
— Как дизайнеру оставаться самобытным? Есть ли риск у «насмотренного» специалиста нехотя попасть в «ловушку плагиата»?
— Всегда есть опасность повторить уже существующую идею. Однако если речь идет о промышленном дизайне, где ключевое слово «промышленность», в этом нет большой проблемы. Но повторение идеи и плагиат — это разные вещи. Плагиат возникает не от насмотренности, а исключительно по причине лени и невысоких внутренних стандартов.
Говорят, подделки — признак признания, но мне всегда было плевать на такие вещи. Меня интересует только дизайн
— Я прочла в одном из интервью, что вы насчитали около семи подделок, даже не посетив Китай. Может быть, это народный успех, как тот белый стул Рея и Чарльза Имзов, который все копируют?
— Сегодня подделывают все мои коллекции света. Интересно, что мы с итальянскими компаниями можем годами решать проблемы с производством из-за сложного дизайна, а китайцы выпускают подделки через пару месяцев после Миланского салона. Правда, их внешний вид и качество оставляют желать лучшего. Но для меня это реальность, с которой я ничего не могу поделать, да и не собираюсь. Все говорят, что это признак признания, но мне всегда было плевать на такие вещи. Меня интересует только дизайн.
— Вы не сразу пришли в дизайн, до 30 лет занимались парикмахерским делом. Что сподвигло вас сменить профессию?
— Интерьеры интересовали меня с детства, но где же мне было учиться дизайну в начале девяностых? Думаю, я никогда бы не стал тем, кем стал, без своего парикмахерского опыта и тех трех лет, когда я учился на стилиста причесок. Это была жесточайшая школа дисциплины и креативности в трехмерном пространстве.
— На какие вопросы стоит себе ответить, когда в сознательном уже возрасте стоишь на пороге того, чтобы изменить карьеру?
— Самая большая проблема любой современной личности — это страхи. Разумеется, это более широкая тема, которая не ограничивается проблемами при смене профессии. Нам всем стоит учиться освобождаться от страхов и доверять внутреннему «Я».
— Сотрудничаете ли вы напрямую с дизайнерами интерьеров?
— Не сотрудничаю, иначе это уже будет не промышленный дизайн.
— А может быть, следите за их проектами?
— Конечно, я слежу за работой множества западных студий и дизайнеров интерьера. Например, потому, что они используют мои вещи в своих проектах.
— У ваших продуктов всегда очень узнаваемый, необычный, цепляющий глаз дизайн. Замечали ли вы: это интерьер начинается с ваших предметов, или ваши предметы органично вписываются в концепт?
— Всегда очень интересно увидеть чей-то личный взгляд на то, как тот или иной предмет должен быть вписан в контекст интерьера. Насколько я знаю, часто проектирование интерьера начинается с моих предметов, которые задают тон всей концепции.
Пока мы сами будем отделять «российский» дизайн от «нероссийского», так и будем оставаться провинциальным обществом, предлагающим миру вторичные идеи
— Как, по-вашему, международное сообщество воспринимает российский дизайн? У него есть «узнаваемое лицо»?
— Надеюсь, что международное сообщество никак не отделяет «российский дизайн» от нероссийского дизайна. До тех пор пока мы сами будем проводить эту черту, так и будем оставаться провинциальным обществом, предлагающим миру вторичные идеи.
— Как быть молодому проектировщику: рассылать концепты всем, до кого получится дотянуться, или, например, выбрать любимого производителя и осаждать его годами?
— Тут я не советчик. Вероятно, нужно пробовать разные варианты.
— Чему молодому дизайнеру стоит поучиться у мэтров дизайна, а что — подсмотреть у дерзких современников?
— А вы думаете, между ними есть большая разница? Уж по степени дерзости точно никакой! Я редко даю советы, но, пожалуй, самый ценный, который мог бы дать молодым дизайнерам, такой: не пытайтесь примерять опыт чужой карьеры к себе. У вас все равно все будет иначе.

Беседовала Полина Весна
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности