Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ
После получения заявки мы позвоним вам, чтобы ответить на вопросы и помочь определиться с программой
Выберите Факультет (например, «Факультет дизайна»)
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
Представитель приемной комиссии перезвонит в течение часа в рабочее время

Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
«Больше того же»:
Андерс Бириель о будущем вещей
Основанный в 1968 году и признанный началом эры радикального дизайна, датский производитель текстиля Kvadrat представляется загадочной могущественной корпорацией. Компания работает исключительно в формате творческих партнерств с известными дизайнерами и художниками: Рафом Симонсом, Питером Савилем, Томасом Спросом, Олафуром Элиассоном и другими, сезон за сезоном создавая первоклассные высококачественные ткани. Формат коллаборации — визитная карточка нашего времени. Но компания придерживается его уже не одно десятилетие.
Андерс Бириель
Генеральный директор Kvadrat объясняет, что «больше того же» — это призыв изучать новые технологии глубже, а не идти дальше. Причудливый датчанин, который увлеченно коллекционирует искусство, но не считает себя арт-специалистом. Он убежден, что его отношения с современным искусством — способ усилить потенциал его бизнеса. В эпоху торжествующих аудиовизуальных технологий Бириель определяет себя в ее авангарде, там, где чувствуется будущее мира.
— Недавно я стоял в музее Метрополитен в Нью-Йорке напротив этого огромного, богато украшенного пиксельного персидского ковра и вдруг подумал: «Да это же 1080 пикселей в доэлектрическую эпоху!» Не думаете ли вы, что текстиль предвосхитил цифровой век?
— Текстиль — детище индустриализации. Это была первая промышленность. Но в цифровом веке есть некоторая напряженность. Виртуальная реальность намерена сделать нашу жизнь лучше, но по мере того как мы «становимся» цифровыми, у нас появляется новая потребность в тактильности, в ощущении физической стороны реальности, чего цифровая реальность (пока) лишена. В компании нового поколения молодых дизайнеров мы ощущаем волнение, одержимость материальностью.
Мы разработали новые типы нитей — и будто заново изобрели ткачество
— В текстильной промышленности все еще используется множество старых методов. Но как дизайнеру использовать их так, чтобы не получилась этакая самодеятельность?
— Это более длинный путь. Например, с Рафом Симонсом мы разработали новые типы нитей — и будто заново изобрели ткачество. Но если вы задумываетесь о, например, икате, древней технике из Индонезии и Японии, то это очень трудоемкий процесс. Секрет самого дорогого и кропотливого в работе японского текстиля — в том, что, если начать выпускать его в промышленном масштабе, он потеряет свою «суть», выйдет в тираж. Когда ремесло превращается в промышленность, теряется индивидуальность, камерность.
«Давай просто сделаем что-то очень красивое и тогда узнаем, сколько это стоит»
— Это усложняет вам работу? Будучи бизнесменом, вы заинтересованы на эффективности. Но ведь в случае с текстилем «несовершенство» также представляет определенную ценность.
— Это может стать для нас новой задачей. На самом деле совершенство не так связано с экономикой, как производительность и серийность. Изобретение новой пряжи было для нас способом сделать продукт менее штампованным. Индустрия премиум-класса стремится делать то, что приемлемо по цене. А мы с Рафом попытались остаться немного вне этой истории: «Давай просто сделаем что-то очень красивое, и тогда узнаем, сколько это стоит». Но сейчас это так не работает.
Skin and Laser Center Altmühltal, Germany 2016
Kvadrat/Raf Simons
— Чему вас научила работа с фешн-дизайнером?
— Раф Симонс и мы постепенно очень сблизились. И чем больше я смотрел на его работу, а он смотрел на Kvadrat, тем сильнее оба понимали, что мы очень похожи в том, как видим мир. Это нас очень воодушевило. Раф показал нам, как далеко можно зайти с текстилем. Он вел нас все дальше. Для Рафа это была очень интенсивная фаза работы. Она открыла ему пространство ремесла и знаний, очень глубоких знаний, которые удалось сохранить в формате высокой моды. Сотрудничество расширило перспективы каждого из нас — сколько мы действительно можем сделать. Продукты, которые мы сделали, очень разные. Вот почему они представляют для нас такой интерес. Они опираются на мир моды. Это еще один способ работы, еще одна экосистема.
Мы всегда тесно общались с миром современного искусства, и сейчас сотрудничество только усиливается
— Это как работа с куратором.
— Да, и поэтому же нам приходится больше работать. Мы чувствуем это давление: нужно сделать что-то необыкновенное. Так уж сложилось, мы всегда тесно общались с миром современного искусства, и сейчас сотрудничество только усиливается. Для нас совместная работа с художниками — это материальность, и это не было бы так интересно, не будь у нас возможности ее улучшать. Помогая Розмари Троккел получить определенную шерсть для ее шоу в Музее Людвига, работая с Томасом Демандом с продвинутой печатью для его выставки в Штеделевском художественном институте или с Калли Спунер, мы просто хотим помочь художникам сделать их работу еще лучше. И, надо сказать, это делает нас умнее. Печать, которую мы сделали с Томасом для Штеделя, была просто на грани возможного. Он привел нас к границам наших способностей.
— В некотором смысле современное искусство становится направлением исследований и разработок для вашей компании.
— Да, потому что, если вы посмотрите на дизайн интерьера, он буквально движется по кругу. Думаю, именно поэтому Раф перешел от дизайна интерьера к моде. Это поле стало относительно однородным и со временем стало вызывать у него меньше эмоций.
— «Система вещей» Жана Бодрийяра вышла в год основания Kvadrat. Автор описывает современный интерьер с открытой планировкой как радикальный разрыв с довоенными интерьерами; интерьер как часть культуры потребления определяет общество нового типа, искажает человеческую субъективность. А теперь свободная планировка пространства и мебель середины века стали золотым стандартом буржуазной жизни. Будучи лидером этой отрасли, как вам удается оставаться радикальным?
— Я считаю, что быть этичным и ответственным горожанином — это новый способ оставаться радикальным. Быть радикальным значит помогать менять мир. И у Kvadrat есть планы на это, мы собираемся провести некоторые интересные события в этой области. Мы пытаемся изобрести новую часть отрасли, создавая замкнутые циклы производства, которые начнут менять систему. Это будет циклическая экономика, бесконечный цикл, в котором вы можете способствовать остановке производства определенных материалов, так как сможете повторно их использовать. Надеюсь, это вызовет новое чувство, откроет новый взгляд, который охватит общество.
ЖАН БОДРИЙЯР «СИСТЕМА ВЕЩЕЙ»
Книга Жана Бодрийяра, как и его творчество вообще, отличается ясностью изложения, парадоксальным остроумием мысли, блеском литературно-эссеистического стиля. В ней новаторски ставятся важнейшие проблемы социологии, философии, психоанализа, семиотики и искусствознания. Для России, с запозданием приобщившейся или приобщающейся к строю общества потребления, эта книга сегодня особенно актуальна, помогая трезво оценить человеческие возможности подобного общества, перспективы личностного самоосуществления живущих в нем людей.
Kvadrat headquarters Ebeltoft, Denmark
— Эстетически это близко уже упомянутой идее несовершенства. Нечто переработанное вносит элемент неопределенности в гладкую «поверхность» модернизма.
— Когда практика повторного использования станет привычной, вы сможете ощутить большую ценность от обращения с вещами. Мне нравится, что она знаменует начало новой эпохи. Наш «путь несовершенства» означает создание производственных мощностей, намного более гибких и ориентированных на создание более нишевых вещей. Это поворот от массового продукта в сторону менее однородного и общего.
Источники: The Guardian & 032c & Kvadrat / Подготовила Татьяна Павлова
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности